Хафиз Шемс стихи | Биография Труды Цитаты | RA-JA

Лучшее

Хафиз Шемс-Эддин-Могаммед — персидский поэт. Происходя из незнатной и небогатой семьи ширазских горожан, получил, однако, полное богословское образование и прославился как «хафиз» (человек, знающий Коран наизусть; впоследствии хафизами стали называть в Средней Азии и Афганистане народных певцов, сказителей). Плата за обрядовое чтение Корана, а также пожалования от высоких покровителей составили в дальнейшем основной источник средств существования поэта. Придворная поэтическая деятельность не обогатила Хафиза, и во многих стихах он говорит о себе как о человеке необеспеченном.

«Диван» Хафиза, собранный после его смерти, распространялся в огромном количестве списков в Иране и за его пределами, что привело к засорению текста. В 1928 г. обнаружили переписанную через 35 лет после смерти поэта рукопись «Дивана». «Диван» Хафиза состоит из 418 газелей (объемом от 5 до 10 бейтов), 5 крупных касыд-панегириков, 29 кит’а (небольших «стихотворений на случай»), 41 рубаи и 3 небольших месневи: «Дикая лань», «Саки-наме» и «Моганни-наме». При этом подлинность ряда произведений остается спорной.

В современном Иране «Диван» Хафиза стоит на первом месте среди всех переизданий классического наследия. Гробница его — место богомолья. В лирике Хафиза преобладают традиционные темы вина и любви, мистического озарения, славословия, жалобы на бренность и непознаваемость мира. Хафиз широко использует в своих газелях образы и термины традиционной суфийской поэзии, которые обычно допускают возможность двоякого толкования — прямого, реалистического и переносного, символического.

В целом творчество Хафиза представляет собой высшее достижение средневековой персоязычной лирической поэзии. Его стихи переведены на все европейские и многие азиатские языки. Русские переводы сделаны Афанасием Фетом.

Хафиз Шемс стихи

* Жизнь я растратил, а сколько желаний имел! Небо вращалось, но что обрести я успел — Всем, кто встречался мне, я предлагал свою дружбу, все становились врагами. Таков мой удел!

«Веселей, виночерпий! Полней мою чашу налей!»

Была лёгкой любовь, да становится всё тяжелей.

 

Хоть бы ветер донёс аромат этих чёрных волос,

Этот мускусный запах опутавших сердце кудрей.

 

Как мне жить, веселясь, если денно и нощно в ушах

Колокольчик звенит: «Собирайся в дорогу скорей!»

 

На молитвенный коврик пролей, нечестивец, вино,

Если так повелит тебе тот, кто сильней и мудрей.

 

О, скитальцы в пустыне, что знаете вы о любви:

О бушующих волнах, о мраке, о нраве морей?

 

Раб страстей, я позором покрыт до конца

своих лет –

На базаре кто хочет судачит о тайне моей.

 

Бог с тобою, Хафиз! Полагайся на Бога, Хафиз!

«Мир забудь, полюбив. Верным будь.

Ни о чем не жалей»

Вошла в обычай подлость. В мире нету

Ни честности, ни верности обету.

 

Талант стоит с протянутой рукою,

Выпрашивая медную монету.

 

От нищеты и бед ища защиты,

Учёный муж скитается по свету.

 

Зато невежда нынче процветает:

Его не тронь – вмиг призовёт к ответу!

 

И если кто-то сложит стих, подобный

Звенящему ручью или рассвету, –

 

Будь сей поэт, как Санаи, искусен –

И чёрствой корки не дадут поэту.

 

Мне мудрость шепчет: «Удались от мира,

Замкнись в себе, стерпи обиду эту.

 

В своих стенаньях уподобься флейте,

В терпении и стойкости – аскету».

 

А мой совет: «Упал – начни сначала!»

Хафиз, последуй этому совету.

Да не забудется вовек твой взгляд, блиставший янтарём,

Украдкой письмена любви читавший на лице моём.

 

Да не забудется вовек, как ты склонилась, вняв мольбе,

И воскресила, как Иса, наполнив новым бытиём.

 

Да не забудется вовек, как щёки вспыхнули твои –

И сердце стало мотыльком, спалённое твоим огнём.

 

Да не забудется вовек, как обещал блаженство мне

Весёлый кубок губ твоих с расправленным рубином в нём.

 

Да не забудется рассвет, когда мы оба во хмелю

Не замечали никого. Был только Бог – да мы вдвоём!

 

Да не забудется вовек, как ты смеялась, опьянев, –

А для меня на том пиру лишь ты была хмельным питьём.

 

Да не забудется вовек, как ты решилась наконец

И месяц молодой бежал гонцом при стремени твоём.

 

Да не забудутся те дни, те пьяницы, тот харабат…

Той святости, той чистоты мы и в мечети не найдём.

 

Да будут вечно жить стихи, которые сложил Хафиз,

Как жемчуг, в памяти людей, идущих

истинным путём!

Давно моя тетрадь в закладе за вино.

На двери кабаков молюсь уже давно.

 

Вот виночерпий – маг великодушный:

Нам, пьяницам здесь всё разрешено!

 

Тетрадь залей вином. Лишь тем немногим,

Кто сердцем зряч, её прочесть дано.

 

В земной любви, разборчивое сердце,

Ищи высокой истины зерно.

 

Как циркуль, сердце на оси вращалось,

Покуда точки не нашло оно.

 

Певец любви сложил такие строки,

Что мудрецу заплакать не грешно.

 

Я весь цвету от счастья: вдохновенье

Мне кипарисом свыше внушено.

 

Вино не учит злу! Ругать аскетов

Напившись, я не стану всё равно.

 

В груди сокрыто сердце у Хафиза,

Преступник ищет место, где темно!

Если меж пальцев ушли наслажденья – значит, ушли.

Если могли мы терпеть униженья – значит, могли.

 

Если гнетёт нас любви тирания – значит, гнетёт.

Если насквозь нас прожгли вожделенья – значит, прожгли.

 

Если терпенье – значит, терпенье, стойкость

в любовной игре!

Если снесли мы такие мученья – значит, снесли.

 

Дайте вина! Вдохновенные свыше, ринды * не помнят обид.

Если в вине мы нашли утешенье – значит, нашли.

 

Ссориться с милой – недругов тешить, сплетников радовать, но:

Если взбрели нам на ум подозренья – значит, взбрели.

 

Если не смог я смириться с кокетством – значит, не смог.

Если легли мне на сердце каменья – значит, легли.

 

Ноги свободным не свяжешь! Хафиза в том, что ушёл, не вини:

Если влекли его в даль похожденья – значит, влекли.

Как я страдал, как я любил – не спрашивай меня.

Как яд разлуки долгой пил – не спрашивай меня.

 

Как я любовь свою искал и кто в конце концов

Теперь мне больше жизни мил – не спрашивай меня.

 

Как я от страсти изнывал и сколько горьких слёз

Я в пыль у этой двери лил – не спрашивай меня.

 

Какие слышал я слова из уст её вчера!

Ты хочешь, чтобы повторил? Не спрашивай меня!

 

Ты не кусай в досаде губ, беседуя со мной.

От скольких губ я сам вкусил – не спрашивай меня.

 

Как стал я нищ и одинок, как все свои грехи

Я кровью сердца искупил – не спрашивай меня.

 

Как от соперников Хафиз мученья претерпел

И как он жалок стал и хил – не спрашивай меня.

Оцените статью
Cборник цитат и афоризмов
Adblock
detector